Домой Общество Киселёв высказался о «любопытной истории» с Сапрыкиной

Киселёв высказался о «любопытной истории» с Сапрыкиной

Киселёв высказался о "любопытной истории" с Сапрыкиной

Это история про обэриутов – это группа литераторов и художников-авангардистов конца 20-х – начала 30-х годов прошлого века. ОБЭРИУ – Объединение реального искусства – основал наш талантливейший поэт Даниил Хармс. Активным обэриутом был его ярчайший коллега Александр Введенский. Понятно, что в начале 30-х группу накрыли сталинские репрессии. При Хрущеве все реабелитированы. Сейчас обэриуты – гордость отечественной словесности, включены в программы внеклассного чтения гуманитарных гимназий с углубленным изучением истории и литературы.

Но на этом мытарства обэриутов не закончились. Громкое дело с их участием разгорелось в соцсетях после увольнения Серафимы Сапрыкиной из петербуржской гуманитарной гимназии №168. Точнее, после поста Серафимы Сапрыкиной в Facebook, где она жалуется на наступление в России репрессий по типу 1937 года: "Ребята, новый 1937-й, вот он, на шаг ближе к нам и нашим детям. Я должна была написать этот пост еще месяц назад. Но я была малодушна, чего от себя не ожидала, ведь я только и делаю, что кичусь своей смелостью и честностью. Я испугалась, как и тогда, в те времена люди пугались и молчали. Я поняла их".

И далее уже ближе к самим обэриутам из того же поста: "В конце декабря 2021 года директор гимназии 168 Центрального района Санкт-Петербурга (школа у лавры) Лебедева Светлана Андреевна (возраст за 80 лет, директорствует уже 30 лет и уходить совершенно не намерена) вызвала меня, Сапрыкину Серафиму Олеговну, работающую в должности педагога-организатора, и с пугающе искаженным гневом лицом приказала мне уволиться, так как я читала десятиклассникам стихи "врагов народа" и "пособников фашистов" Введенского Александра Ивановича и Хармса Даниила Ивановича".

Вообще, если и проводить аналогии с 1937 годом, то смахивает на донос. Современные соцсети, кстати, такой жанр вполне себе поддерживают. А потом еще и отлично раздувают в грандиозные скандалы. Пост Сапрыкиной – как раз такой пример. Тут же поднялся хайп в защиту незаслуженно пострадавшей учительницы и против наступающего 1937 года. Девушка вознеслась на гребне славы. Кто только ни вступился за новую героиню: от "Эха Москвы" до поэта Льва Рубинштейна и депутата Заксобрания Петербурга и Ленинградской области Бориса Вишневского. И тут же – депутатский запрос в Комитет по образованию администрации Петербурга: "Принуждение учителя к увольнению за проведение со старшеклассниками урока о творчестве поэтов, ставших жертвами политических репрессий, – грубое нарушение законодательства об образовании. Прошу вас провести проверку сведений, изложенных С. О. Сапрыкиной, и в случае их подтверждения привлечь к ответственности директора гимназии №168 С. А. Лебедеву".

И вот тоже типично. "Эхо Москвы": "1937-й на пороге, кругом мракобесие, сталинисты, чекисты – нет никаких сомнений, что все, что описала Серафима, – чистая правда".

Тем временем в администрации Петербурга стали разбираться. Первое, что выяснилось, – Серафима Сапрыкина не учитель, а школьный библиотекарь. В декабре ее пригласили на подмену. По программе в День Героев – 29 декабря – урок должен был быть посвящен битве под Москвой. Замена темы не была согласована, и Сапрыкина читала детям стих поэта-обэриута Александра Введенского:

Мне жалко что я не зверь,
бегающий по синей дорожке,
говорящий себе: поверь,
а другому себе: подожди немножко.

Читать также:  ЦСКА проявляет интерес к полузащитнику "Севильи"

"В том конкретном 10-м классе, куда пришла сотрудник библиотеки Серафима Сапрыкина, только-только дети закончили тему Великой Отечественной войны. Но почему-то во всех классах обсуждали битву за Москву, а Серафима решила поговорить об уважаемых, любимых поэтах Серебряного века, что точно можно было сделать в другой день. И, собственно, весь конфликт возник ровно вокруг этого. Не вокруг содержания". – заявила вице-губернатор Петербурга Ирина Потехина.

Далее стали выясняться и другие подробности. Сапрыкина прыгала из школы в школу, особо на задерживаясь. 168-я гимназия у нее четвертая. Там она проработала с сентября, то есть четыре месяца. А ранее – в 70-й школе. Лишь 16 дней. Еще интереснее то, что Серафима Олеговна Сапрыкина ранее была Симой Чингизовной Казимовой. По информации объединенной пресс-службы судов Волгоградской области, "приговором Краснооктябрьского районного суда Волгограда от 17 декабря 2008 года Сима Казимова признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 111 УК РФ. За совершение указанного преступления ей назначено наказание в виде двух лет лишения свободы условно с испытательным сроком на шесть месяцев". Статья – "умышленное причинение тяжкого вреда здоровью". В пьяной драке Сима Казимова дважды пырнула обидчика ножом в спину.

Спустя 5 лет Сима Казимова решает сменить сразу все: фамилию, имя, отчество. По информации пресс-службы Главного управления МВД по Петербургу и Ленинградской области в ответ на запрос "Вестей недели", "в 2013 году Казимова С. Ч. обращается в УФМС Волгоградской области о смене фамилии, имени и отчества. После этого она становится Сапрыкиной Серафимой Олеговной. В 2021 году данная гражданка обращается через портал госуслуг за получением справки о наличии (отсутствии) судимости и в заявлении указывает: Сапракина (Казимова) Серафима Олеговна. То есть из прошлой жизни указывает лишь фамилию, а имя и отчество только новые. Как результат, проверка осуществляется по двум критериям: Сапрыкина Серафима Олеговна и Казимова Серафима Олеговна. И в первом и во втором вариантах ответ отрицательный: судимости нет. Поскольку в базе данных судимость на сочетании Казимова Сима Чингизовна".

Сейчас Сима Казимова (она же – Серафима Сапрыкина) гордо вывешивает в Сети справку от госуслуг об отсутствии судимости. Но получила она ее, указав неполные данные, скрыв бывшее имя и прежнее отчество. При цифровой обработке запроса "выскочила" чистая справка. То есть лазейка такая есть.

И, наконец, директор Гимназии Светлана Лебедева – о любви к поэтам-обэриутам: "Я совершенно не против этих поэтов, можно говорить о любой литературе, но нельзя самостоятельно, без согласования менять учебный план. У меня много внуков, которым я помимо прочего читаю стихи Хармса. Они вызывают у детей настоящий восторг".

Сейчас тема Сапрыкиной подугасла. И про 1937 год уже никто не напирает. Но как опыт история любопытна. Сколь быстро в соцсетях все вспыхивает, сколь легко можно там обманывать и утаивать, сколь просто стать факиром на час, сколь быстро там репрессируют лишь по доносу – без суда и следствия. И чего стоит весь этот хайп… Но таковы уж особенности современной культуры. Обэриутам со всей их тягой к парадоксальности такое и не снилось.